За какие идеи умирают люди

На днях друг прислал на почту ссылку на этот ролик.

После просмотра я написал ему ответ. А так как ролик был отправлен не только мне, то я ответил кнопкой «Ответить всем». После этого каждый поделился своими мыслями.

Павел Губарев:

А мне кажется, что это могут быть не только религиозно-мистические идеалы, а вполне себе светские (родина, свобода и будущее твоих детей, выживание вида (народа)). Ведь советский солдат мог тоже спокойно умирать под пытками без всяких богов в голове, но с глубоким и естественным патриотизмом (именно в вышесказанном понимании). И в чеченскую войну у русских тоже были такие герои- сам слышал из первых уст. И воевали они хорошо, и поставили таки чечен раком. И даже скажу, что порой такой мотив умирать может быть более сильный и массовый чем слепая вера. Для воина ведь главное не источник идеала (религия, идеология, патриотизм), а вера в этот идеал и готовность умереть за него. Умирает же американский солдат за демократию (конечно вы станете спорить, что они мол только ради бабла и тп, только это по моему мнению чушь собачья- у американской армии тоже есть идея, ради которой солдаты умирают, пускай даже наемные). А солдаты Чечни не сплошь фанатики, были среди них твари, а не солдаты- как и в любой армии.

Мирослав Р.:

Мое мнение — светские идеалы проигрывают религиозным, т.к. последние — более сильного порядка. Как говорил мне знакомый ветеран ВОВ: «Мы все верили в Бога и просили у него одного, не помощи, но дать нам сил выдержать.»

Для того, чтоб советский солдат спокойно умирал, Сталин в самый тяжелый час обратился к народу «Братья и сестры!» и к церкви тоже обратился, к традиционному русскому патриотизму, к русским дореволюционным героям, которые являлись порождением православной традиции (Невский, Донской, Минин, Пожарский, Суворов, Кутузов). И не зря появилась легенда о том, что в 41 Москву облетали самолеты с Казанской иконой на борту.

Да ведь и та пламенная (а может «слепая»?) вера в коммунизм, что была у поколения 20-30-х находилась на уровне иррациональной религиозной веры. Не зря Моральный кодекс строителя коммунизма сравнивают с христианскими заповедями. (Путин отметил, что «Моральный кодекс строителя коммунизма» — это выдержки из Библии»; Зюганов заявил: «Если вы возьмете моральный кодекс строителя коммунизма и Нагорную проповедь Иисуса Христа и положите рядом, то вы ахнете: они совпадают полностью по тексту». )

Кстати, о Чечне, от вас же после лагеря 2003 года слышал пересказ истории про героического религиозного русского солдата, читавшего Нагорную проповедь под жесточайшим обстрелом на открытом месте, и остававшегося при том невредимым. Тогда эта рассказанная вами история прекрасно ложилась в концепцию «мистического православия» РНЕ. Еще в то же время горячие споры шли вокруг слов молитвы, как правильно, «введи во искушение», или «не введи» (это я так к слову, чтоб вспомнилось в какой атмосфере проходили наши разговоры про Чечню).

Один из символов русской стойкости в Чечне — Родионов, все знают, чем прославился.

Что касается американских солдат, то изначально американский мессионизм строился на религиозной основе — протестантизм. Так что американские идеалисты вполне могут умирать за свои религиозные идеи. Хотя сейчас есть инфа, что в армии США много людей воюющих не за демократию, а за предоставление амер. гражданства, т.е. прагматиков, а не идеалистов. Ну так кстати и эксцессов у них в Ираке и Афгане всяких прибавилось, говорящих о сложном моральном положении в войсках.

Что не все чечены — исламисты и люди разные есть — полностью согласен.

Олег П.:

Смерть за идеал это просто невозможность поступить иначе чем позволяет твоя внутренняя установка . Лучше этот идеал или хуже это уже второй вопрос.

Религиозный вариант более экстремальный так как люди умирают за то, что не видели и не слышали, а только приняли на веру, в отличии от ощутимых вещей типа места где ты живешь или близких людей.

Сергей Ц.:

Действительно идеалы, мотивы могут быть разными, хотя говорят же:

«Не бывает атеистов в окопах под огнём» — популярность этой цитаты говорит о том, что она многим близка. Хотя она не утверждает, что на войне все герои — религиозные фанатики.

Если почитать/послушать ваххабитов и сегодняшний русский спецназ:

— одни воюют слепо за веру, уважение и за хорошие деньги,

— другие за ту же зарплату и за понимание, кто если не они остановят фанатиков (работа такая регулярно жизнью рисковать и служение одновременно)

Русский пацан танкист: «За ребят… за Серегу… на выпуске в месте стояли… Это наша земля! я потомственный казак, этот город основали казаки, мои предки, и я здесь, если надо положу свою голову. Это наша земля, Россия. Отдадим Чечню — распадется Россия.» (Грозный, январь 1995 г) И это не «так пиздежь и позерство», под пацаном к тому времени уже 2 «коня» на тот момент «убили», а он даже от госпиталя отказался.

Кстати, верить в Бога и воевать за веру — это не одно и то же. К тому же вера — это не обязательно вера в Бога, мой прадед сражался в Гражданскую не за деньги, и не за Бога, а за светские идеалы. И раз большевики победили, значит сражался неплохо. Хотя, русскую веру в коммунистические идеалы и тп, некоторые философы считают вытекающей из Православия. Вспомните наших лучших врагов, немцев, они-то от Бога практически отказались, но сражались умело и стойко. За другие идеалы.

По моему мнению, пиздюлины от командира, поступок товарища, благословение Сергия Радонежского, плакаты «Родина-мать зовет!», песня «Священная война», стих «Убей его», речи Сталина, смерть друга, зверство врага, они помогают человеку переключиться с идеалов мирного времени на идеалы/ценности военного времени. Без этого переключения невозможно выжить и победить (выжить имеется ввиду выживание социума).

Впринципе, все эти «обоснования войны» (идеалы, ценности) они всегда позитивные (во всяком случае с точки зрения человека, которому они принадлежат), то есть я хочу сказать, что всегда воюет «добро с добром», а иногда и «Бог с Богом». Такой вот парадокс.