ДНР 2 ГОДА: НАША ДЕВОЧКА СИНЕГЛАЗАЯ

11 мая республика отметила свою вторую годовщину. Торжественная демонстрация для нас, соратников «Свободного Донбасса», стало вдохновляющим событием. Донбасс стоит! Вера есть! Силы бороться еще найдутся!

И хоть республика пока и напоминает «нашу девочку синеглазую» из стихотворения Алины Баевой из одноименного видеоролика в честь Дня рождения Республики! Маленькая двухлетняя девочка, испуганная и исстрадавшаяся. Ребенок, нуждающийся пока в защите. Но которого все любят, защищают его, верят в его будущее.

Несмотря на это, многие блоггеры и интернет-обозреватели высказывали свои критические замечания по проведенному мероприятию. Это и то, что для его проведения использовался админресурс. И то, что было ряд эксцессов по недопущению флагов некоторых организаций. И то, что негоже, мол, когда все так плохо, проводить такие помпезные мероприятия. Не буду останавливаться на этом подробно. Порассуждаем лучше о действительно важном.

В этой связи я хотел бы вспомнить о закон социальной регенерации и закон социальной деградации, сформулированные выдающимся русско-советским философом и социологом Александром Александровичем Зиновьевым. Закон социальной регенерации звучит так: новый социальный строй через короткий промежуток времени становится максимально похож на старый социальный строй и копирует его черты в силу глубокого укоренения социальных привычек в сознание всех людей, оставляющих общество. Читать далее ДНР 2 ГОДА: НАША ДЕВОЧКА СИНЕГЛАЗАЯ

Идеология западнизма и государственный переворот на Украине

Сегодня, в различных кругах, как в России, так и за ее пределами отсутствует понимание природы общественно-политических процессов, происходящих на Украине. Поэтому и возникают формулировки: «хохлы сошли с ума», «украинцы неполноценны», «нация предателей» и т.п. Между тем, детальное изучение природы событий на Украине приводит к совершенно иным выводам. Майдан и все связанные с ним процессы не случайны, за ними стоит скрупулёзная работа как внутри Украины, так и за ее пределами. Более того, идеология и философия, приведшие Украину к Евромайдану, гражданской войне и экономическому коллапсу активно внедряются и в других странах бывшего СССР, в том числе и в России.

Рассмотрим же эти процессы подробнее. Говоря об украинском национализме, трудно не отметить особенности, чуждые национализму в Европе, России, и вообще, где бы то ни было. Ведь, как правило, националисты – это изоляционисты, выступающие за укрепление национального государств и противопоставляющие его интересы интересам соседей. Однако, таков ли на самом деле украинский национализм? Можно ли вообще назвать национализмом стремление к вступлению в межгосударственный союз, ограничивающий национальный суверенитет стран-участников? Какова природа этого национализма? Чтобы дать ответ на эти вопросы необходимо посмотреть на ситуацию в ретроспективе. Национализм на постсоветском пространстве возник как инструмент уничтожения единства советского народа, дробления его по национальностям и противопоставлении их друг другу, и всех вместе – русскому народу, как государствообразующему народу в СССР. Каждый из народов убеждали в том, что его вклад в семью народов является основным, а все остальные лишь паразитируют. Параллельно стали насаждаться западные представления об успехе, и о социальном равенстве как тормозе в достижении успеха. При этом информационные манипуляции были построены таким образом, что каждый отдельно взятый гражданин считал, что именно он, в случае отказа общества от идеи социального равенства окажется в числе бенефициаров. Читать далее Идеология западнизма и государственный переворот на Украине

Как обстоят дела на Донбассе?

Незабвенный и гениальный Александр Зиновьев в своей работе «На пути к сверхобществу» в рассуждениях об управлении в обществе по одному из признаков выделяет два основных вида системы управления: гомогенную и гетерогенную.

Гомогенная система характеризуется порядком, вертикальностью, централизацией, волюнтаризмом и прямотой. Гетерогенная — деловитостью, приспособляемостью, регуляторностью.

Гомогенная система управления старается максимально контролировать все аспекты жизни общества и отдельных граждан. По возможности стараться не допускать того, что нельзя контролировать. По возможности ограничивать число управляемых объектов и сводить к минимуму число «точек» и акций управления. А также не допускать конфликтов между частями целого. В случае же возникновения таких конфликтов, отдавать предпочтения управляемости даже в ущерб интересам дела.

Гетерогенная система в свою очередь характеризуется максимальным невмешательством в деятельность объектов управления. В этой системе контролировать необходимо только такие «точки» управляемого тела, контроль над которыми дает возможность контролировать все тело, а количество таких точек должно сводится к минимуму. Если управляемое тело нормально выполняет свои функции, то мешать этому избыточным контролем не следует.

Неуправляемые явления допустимы, если они не вредят делу. В конфликтных ситуациях предпочтение отдается интересам дела, а не управляемости.

Можно констатировать, что в ЛДНР выстроена гомогенная система управления, которая имеет следующие характерные черты:

1.  Жесткая централизация и сосредоточения неограниченной власти в руках одного человека (глав республик).

2.  Ограничения на регистрацию политических сил (общественных организаций).

3.  Запрет проведения митингов и других массовых мероприятий (кроме проводимых правительством).

4.  Подконтрольность правительству всех СМИ.

Все министры без исключения и все главы местных администраций без исключения назначаются Главой республики. Для этого не нужно согласие парламента и что-либо еще. Таким образом, все властные полномочия сосредоточены на 100% в руках первого лица, имеющего абсолютную власть. И несущего всю полноту абсолютной ответственности за все происходящее.

В республиках существуют по две политических силы в каждой. «Донецкая республика» и «Свободный Донбасс» в ДНР и «Мир Луганщине» и «Луганский экономический союз» в ЛНР. Это также реализует на практике высокую управляемость процессами при сведении к минимуму количества «точек» и объектов управления.

Запрет на политическую и гражданскую активность выполняет функцию недопустимости неуправляемых явлений. То же можно сказать и о СМИ, деятельность которых строго регулируется государством.

Таким образом, сложившуюся модель управления можно отнести к гомогенному виду в самом чистом виде. Замечу, что в истории все страны, на территории которых велись войны, в том или ином виде стремились к гомогенности в системе управления.

Возьмемся теперь проанализировать экономический уклад, сложившийся или, правильнее сказать, складывающийся в народных республиках Донбасса.

На сегодняшний день проведена национализация республиками украинской государственной собственности. Это понятно, логично и по другому быть не может. Объекты крупной частной собственности пока остаются у прежних владельцев и кроме этого платят налоги вражескому государству Украина.

Этому есть масса объяснений.

Процитирую первого премьер-министра ДНР Александра Бородая: «Вот и догадайтесь, почему мы не взяли Мариуполь в сентябре месяце, хотя такие возможности были? Потому что – как он (Ахметов – прим. автора) может вытаскивать свою продукцию с террористической территории (по мнению Западного мира) Донецкой республики в Италию? Ну естественно — никак. Он не может ее оттуда вывозить. Соответственно, он должен возить с украинской территории, а единственным доступным ему портом (является) Мариуполь. Одесса уже нет. Одесские порты контролируются Коломойским, и он туда Ахметова не пустит никогда. Поэтому единственно возможный вариант, чтобы благополучно функционировал бизнес Ахметова, – это Мариуполь должен оставаться под жовто-блакитным украинским флагом.

Давайте представим, что мы национализировали предприятия господина Ахметова. Вот национализировали, все стало народное наше добро. И чего мы с ними делать будем? Везем продукцию в Италию и продаем?! Кому? Представьте представителей «ДНР», которые постучались в офисе в каком-нибудь Милане и говорят: «Вот мы вам чушки привезли, 100 тысяч тонн чушек»…»

Объяснение вполне логичное. Донбасс – экспортоориентированный регион. В отсутствие собственных банковской и финансовой систем, интегрированных в систему международных платежей SWIFT, осуществлять экспортную деятельность возможно только через посредничество третьих стран и при помощи сложных манипуляций (применяя опыт Ирана в условиях многолетней экономической блокады).

Нам понадобились бы государства-помощники в деле экспорта наших товаров. Но даже если бы таковые нашлись, это не решило бы всех проблем и не устранило бы всех препон. Впрочем, объем статьи не позволяет подробно остановиться на этом вопросе.

В некоторых сферах процесс огосударствление активов уже начался. Создано несколько государственных предприятий, цель которых монопольно контролировать ту или иную сферу экономики (например рынки, автовокзалы и т.д.). Однако ни одно госпредприятие так и не выстроило полноценную и системную работу по реальной монополизации рынков, автостанций и т.д.

Среди политиков идет диалог. Одни настаивают на отъеме активов в государственную собственность. Другие предлагают государству воздействовать на данные сферы через систему лицензирования, аргументируя это отсутствием достаточного количества квалифицированных кадров у государства и коррумпированностью государственной системы (старая болезнь многолетнего господства олигархии).

Проведем краткий анализ новых элит (или новых-старых элит, так как новые лидеры часто и повсеместно опираются на старые сложившиеся элитарные кланы или их части).

Элиты в республиках складываются не вокруг идей жизненного уклада и борьбы идей и политических сил, представляющих эти идеи (собственно политических сил в ЛДНР нет как таковых). Новая элита в ЛДНР формируется на старых принципах захвата контроля над ресурсами и властными полномочиями, позволяющими этот ресурс наращивать. Уже сегодня то и дело в информационном пространстве появляются свидетельства того, что борьба за ресурс и власть идет полным ходом.

Сегодня пока сложно анализировать складывающиеся элитарные кланы, так как процесс находится в начальной стадии своего развития. Однако сразу могу сказать, что новые элитарные группы влияния не будут тождественны старым и не будут проукраинскими ни по связям, ни по иерархии. Именно анализ внутренней борьбы элит в ЛДНР позволил мне сделать окончательный вывод о том, что Донбасс никто не планирует «сливать», сдавать и продавать. Хотя других маркеров, говорящих о нежелании и невозможности «слить» также предостаточно.

Руководители ЛДНР не предложили пока проект государственного строительства, который ответил бы на многие вопросы о характеристиках политэкономической системы. Кому будет принадлежать собственность олигархии? Новым олигархам или народу? И если народу, то в какой форме? Какова будет политическая система формирования и отправления власти? Ведь всем понятно, что в нынешней неопределенной форме власть долго существовать не может.

Таким образом, складывающийся экономический уклад, судя по всему, сведется ко всем знакомому олигархическому капитализму. Вопросом остается только то, сколько олигархических групп появится в ЛДНР? Две (ЛНР и ДНР) или больше? Что делать с «возвращенцами» из числа представителей старых олигархических элит? Как преодолеть проникновение в руководство республик украинской и олигархической агентуры? Как избежать принципа разделяй и властвуй при построении системы государственной власти?

Источник: http://politconservatism.ru/forecasts/kak-obstoyat-dela-na-donbasse/

 

Донбасс, Украина и наследие Александра Зиновьева

Александр Чаленко: Ольга Мироновна, я как-то обратил внимание на то, что никогда не встречал высказываний Александра Зиновьева об Украине. Может, они есть, но я с ними не знаком. Поэтому прошу вас об этом рассказать. Что Александр Александрович думал об Украине? Принимал или нет ее самостийность? В эмиграции вы долгое время жили в Мюнхене, одной из неофициальных столиц политического украинства. Напомню, что в Мюнхене находится и могила Бандеры. Какие у вас отношения сложились с украинской эмиграцией? В общем, что на интеллигентских кухнях говорили об Украине?

Ольга Зиновьева: На кухне, как Вы сказали, на эту тему не говорили. Вы знаете, я начну, пожалуй, с самого начала. Когда мы познакомились с Александром Александровичем, это было очень давно, 50 лет тому назад, 1 октября 1965 года.

Александр Чаленко: Вы сейчас очень молодо выглядите. Аж не верится.

Ольга Зиновьева: Спасибо. Да, я это знаю, меня Александр Александрович хранил, а я — его. Он в силу своей академической, университетской загруженности регулярно выезжал в Киев. Там серией проходили защиты кандидатских и докторских диссертаций. Не столько по философии, сколько по логике, по логике науки. Знаменитые люди, со знаменитыми именами защищались у него, и знаменитые друзья у него там были. То есть, люди, имена которых, безусловно, сейчас на слуху. Это Крымский, Сергей Крымский, чудный, совершенно фантастический человек. Это Мирослав Попович.

Александр Чаленко: Мирослав Попович — самостийник. Читал мне лекции в Киевском университете.

Ольга Зиновьева: Да, именно. Мы еще к этой теме вернемся. Дышлевый, он был директором киевского Института философии. Ну и так далее, и так далее. И каждый раз для нас приезд в Киев всегда был красивым и желанным поводом встреч с людьми, которые исповедовали те же интеллектуальные ценности, которые были нам близки. Всегда было очень много разговоров и размышлений о литературе, искусстве живописи, музыке. Незабываемые встречи с фантастическим композитором Грабовским (кинофильм «Тени забытых предков») — он тоже для нас был знаковой фигурой. Знаете, по-своему то были встречи на Олимпе. И неоднократно, наблюдая за Мирославом Поповичем — человеком тонким и, безусловно, изысканным — мы стали замечать, что у него стали проскакивать какие-то «вышиваночные» настроения… Читать далее Донбасс, Украина и наследие Александра Зиновьева