Три кита Новороссии – Русский мир, народовластие и справедливость

ИА REGNUM: В последнее время в публичном пространстве кто только не заявлял о закрытии проекта «Новороссия»…
— Как только об этом заявил Олег Царев, я прокомментировал эти его слова в фейсбуке в духе того, что не стоит путать тот «огородик», который он возделывал, под названием «Парламент Новороссии», что так и не начал полноценно работать, и большой идейный проект, являющийся частью одного большого пазла, носящего имя «Русская Цивилизация». Новороссия жива до тех пор, покуда она живет в наших сердцах, и никто ее оттуда не вырвет.

Да, сценарий Русской Весны 2014 года в нынешних условиях нереализуем, на тех территориях, которые планировалось включить в Новороссию, сейчас безраздельно властвует фашистское государство: нет свободы прессы, российские каналы отключены, оппозиционные сайты банятся, редакторов информационных ресурсов, высказывающих точку зрения хотя бы ненамного отличную от позиции Киева, таскают в СБУ. Для легальной политической борьбы там просто нет никаких условий, запущена настоящая карательная машина, которую даже назвать спецслужбой язык не поворачивается. Мне доводилось общаться с некоторыми российскими либералами, которые задавали вопрос: «Ну, и где вы там — имеется в виду на Украине, фашизм углядели?». Хорошо, ребят, а почему я тогда сидел? Только за то, что публично высказывал мысль о необходимости конституционной реформы, о том, что государство из унитарного нужно сделать федеративным. Вроде все мои слова соответствовали европейским нормам. Идем дальше: объявили террористами четверть населения страны, бросили армию против восставшего народа, начали обстреливать артиллерией и ракетами мирные города. Все 14 признаков фашистских государств Лоренса Бритта абсолютно соответствуют нынешней Украине…

ИА REGNUM: Ну и как в таких условиях можно бороться за Новороссию?

— Наше одноименное политическое движение поставило более амбициозную цель. И это не просто расчленение Украины. Мы хотим «обрусить» ее всю, от Луганска до Чопа. В этом и состоит наша святая миссия, отказаться от которой нас уже ничто не заставит…

ИА REGNUM: И как вы намерены проделать этот процесс с жителями, например, той же Галичины?

— Ну, как-то же их сделали украинцами за каких-то 150 последних лет? И если из русских людей, возможно, сделать неких «украинцев», враждебных русскому народу, то, значит, этот процесс возможно и повернуть вспять. Я не утверждаю, что у нас получится достигнуть цели за год, два, три, четыре года…  Но раз подобные вещи под силу Западу, значит, и нам возможно научиться такому.

ИА REGNUM: Но для начала нужно уничтожить трех основных врагов украинского государства: нацизм, унитаризм и олигархат.

— Как мы сломаем хребет украинскому нацизму — в результате ли политической борьбы, военных ли успехов, а уже потом политической борьбы, полного военного разгрома с последующим аналогом Нюренбергского трибунала — неважно. Мы будем побеждать вне зависимости от тех условий, в которые нас ставит реальность. Унитаризм для государства со столь сложным этногенезом и не менее сложным культурогенезом противопоказан. Украину можно сравнить с большим лоскутным одеялом, сшитым в связи с рядом исторических случайностей, таких, как присоединение Новороссии Лениным, Галичины и Закарпатья Сталиным, крымским «подарком» Хрущева. События прошедшего года воочию показали, что унитаризм — это то, что убивает Украину как государство.

Ну, и, наконец, третий враг — это олигархи. Именно эти люди вывернули наизнанку нормальный политический процесс, часть из них приняли галицийский проект интегрального национализма для того, чтобы укрепить собственные позиции, привели общество к Майдану и стали организаторами государственного переворота, который, безусловно, в основном был срежиссирован извне, но при их деятельном участии. Только искоренив эти язвы, мы сможем построить нормальную Украину, основываясь на действительно европейских принципах.

ИА REGNUM: Вот теперь и вы заговорили об Украине. А где же тогда Новороссия?

— Если Украина останется единой, то Новороссия все равно останется жить. Куда ее денешь? Пусть хотя бы в рамках культурно-идеологического проекта. Будем отстаивать ее в таком контексте, а дальше посмотрим. Сегодня, к сожалению, нет предпосылок для создания государства с подобным названием. И это не наша вина, решения принимаются большими и сильными игроками. В сложившейся ситуации нет никакого смысла плыть против течения. Я убежден, если есть вещи, на которые невозможно повлиять, значит, нужно встраиваться, и разрабатывать те методы борьбы, которые можно осуществить в рамках глобальной стратегии. Сейчас делается ставка на Минские соглашения. Что, в принципе, нас устраивает. На данном этапе. Хотя бы тем, что удалось приостановить братоубийственную войну. А после сесть и начать разговаривать. Уверен, это будет уже совсем другой разговор. Совсем не похожий на тот, как когда ты выступаешь в Верховной Раде на русском, а фракция «Свобода» тебя за это освистывает. Читать далее Три кита Новороссии – Русский мир, народовластие и справедливость

Ответы на вопросы участников соцсетей. Часть 6

Вопрос: Павел Юрьевич, люди очень обеспокоены резкой сменой командования.

— Самое главное, что я хотел бы сказать (я уже отвечал на этот вопрос в соцсетях вчера ночью), – никакого «слива» Новороссии не будет. И пусть враги Новороссии не надеются на это.

Я говорил это уже неоднократно и повторяю еще раз: военная ситуация резко улучшится в самое ближайшее время. Второе. Бывшему украинскому государству, в общем-то, жить осталось два месяца по своему финансово-экономическому состоянию. После этого у них начнутся такие же проблемы, которые мы сегодня имеем здесь. Потому что украинцы боролись не за олигархическую хунту, которая сейчас защищает свои активы от народа, а, по сути, за народную власть. За такую власть, за такую народную революцию, которую мы провели здесь, на Донбассе.

Вот у нас она народная. «Наши» олигархи сбежали. Политические силы олигархов разрушены. Народ настроен резко против олигархов. Они лишены всяческого влияния и политического в первую очередь.

На Украине же царствует олигархическая хунта, и через некоторое время ее представители не смогут управлять государством, потому что социальное напряжение, вызванное экономическими и финансовыми проблемами, которые у Украины возникнут, будет ужасающим. Они не смогут элементарно прокормить себя и свой народ. Это будет социальный протест, бунты, внутренняя подавленность. Украинцы понимают, что они боролись за светлое будущее, а получилось, что обменяли одного олигарха на другого. Конечно, им обидно, и я их понимаю.

Вместо того чтобы сейчас бороться за свои права, они вынуждены отправляться на войну, потому что олигархическая военная хунта как пушечное мясо отправляет их на фронт воевать за непонятные идеи. Мы уже видели пленных, которые не понимают, для чего они пришли на Донбасс убивать местных жителей. Они тут не увидели ни чеченцев, ни россиян… Они увидели «Людей, якi захищають свою землю».

Поэтому с этой точки зрения, с военной, я прошу: люди, дорогие земляки, не беспокойтесь. Все будет хорошо. Мне больно смотреть на жертвы среди мирных жителей, мне понятно катастрофическое гуманитарное положение, мне больно за каждого человека, у которого есть эти проблемы, я беспокоюсь за каждого, кто не сумел выехать, не имел возможности или принял решение не выезжать.

И это действительно больно и страшно. Тем не менее повторяю: военная ситуация выровняется.

Вопрос: То есть, можно сказать, что эти перестановки во властных структурах запланированы? Это стратегически важно? Читать далее Ответы на вопросы участников соцсетей. Часть 6

ТОЧКИ ОТСЧЕТА.

часы

Что для меня элита? Элита – это люди, которые, находясь во власти, реализуют определенные идеалы, сторонниками которых они являются, а в критические моменты готовы взять ответственность и ради своих подопечных, своего народа готовы жертвовать своим благополучием, рисковать даже своей жизнью. У нас же сложилась искаженная форма элитарности, когда элитой считаются те, кто занял руководящие посты и перераспределил денежные потоки в свой карман. Кто способен как можно дольше удерживать эти потоки в своем направлении, от выборов до выборов отстаивать свое право «присасываться» к этим потокам. И теперь все мы знаем, как в критический момент такая элита не способна ни защитить, ни возглавить свой народ. Поэтому, когда произошли события «русской весны», протест возглавили люди из народа, народные лидеры.

Конфликт назревал двадцать три года. Это скрытый внутренний конфликт, маркерами которого являлся оранжевый Майдан и вот «революция чести». Эти маркеры показали и вытолкнули наружу весь этот внутренний конфликт, который, если копнуть, уходит глубиной еще в ту ошибку, когда в 1922-м году большевики по экономическим соображениям «приклеили» территорию Новороссии к Украинской ССР. Это, по сути, и стало причиной, бомбой замедленного действия того, что вскрылось сейчас.

Когда с Россией воссоединился Крым, восстал и Донбасс. Как наиболее пророссийский регион, где живет значительное количество этнических русских. Крым украинская власть проморгала полностью. То есть, они тогда были заняты дележом портфелей и попросту не уследили. То есть Крым отошел без каких бы то ни было трудностей. А на Донбассе было кому противодействовать, уже вовсю активно работал Ахметов. Работал над тем, чтобы эти силы протеста купить, чтобы протест ушел в песок. Ну вот например: по киевскому сценарию народным губернатором должен был быть избран Николай Левченко, близкий к Ринату Ахметову человек, и тогда, в общем-то, никаких событий и не было бы. Была бы сейчас унитарная Украина со своим большим внутренним протестом и отсутствием настоящей политической силы, которая могла бы защищать интересы Новороссии, противостоять хунте и националистам.

Сейчас некоторые говорят о том, что остальные украинские регионы живут мирно, а нас «прессуют», потому что мы боремся. Но это спокойствие, которое в Херсоне, в Харькове, в других регионах, даже в Киеве — на самом деле очень эфемерно. Это затишье перед бурей. Украину ждут еще более жесткие испытания, чем те, которые мы здесь переживаем. Украина — это страна-банкрот. Она в преддефолтном состоянии. Трудности ждут всех: и нас в Новороссии, но там, на Украине, людей ждут большие трудности. Виной этому является государственный переворот. Те, кто совершили государственный переворот и назвали себя победителями, стали унижать русскоязычных людей. Там на митингах, на площадях звучали даже призывы лишить их гражданства, сделать их «полугражданами», людьми второго сорта, как в Латвии, хотя мы здесь находимся на своей земле, здесь наша коренная земля. Здесь наша Родина, здесь, в общем-то, по-украински никогда не говорили. Это территория всегда была частью России. Что сложного в том, чтобы создать законодательные условия для референдума, объявить на этом плебисците о статусе территории, и на основе объективных данных разделить Украину. Либо не разделить. Пока не пролилась кровь, можно было говорить о федеративном статусе, который мы поначалу просили. Мы хотели всего лишь определять свою гуманитарную политику, выбирать, на каком языке говорить, сколько денег в Киев отдавать, а сколько оставлять в местном бюджете. Когда это противоречие не захотели решать мирными переговорами, то остался один путь – противостояние. Сначала это было гражданским противостоянием, потом оно стало вооруженным, и, как итог, вылилось в гражданскую войну. Ничего удивительного тут нет, примеров масса, — мы стали жертвами технологий государственного переворота, который реализовали здесь внешние силы с помощью своих марионеток. Я думаю, ни для кого не секрет, что такие революции, такие перевороты разработаны, и вся технология обкатана на десятках примеров. Заказчик — США. Была Ливии, была Сирия, где все наблюдали эти разрушительные процессы. И когда мы видели этот государственный вооруженный переворот, мы говорили: «Ребята, вы посмотрите на Ливию, посмотрите на Сирию, ведь все к этому приведет. Потому что вы не учитываете мнение другой стороны». Здесь вина полностью лежит на тех, кто совершил этот государственный переворот, и кто не учитывает волю людей, высказанную на референдуме одиннадцатого мая, людей, которые сказали: «Мы больше не Украина!». И если мы сейчас сдадимся, сложим оружие, нас ожидает этноцид — уничтожение всех мало-мальски политически активных людей, которые придерживаются пророссийских взглядов, отличных от взглядов украинской правящей «элиты», отличных от той идеологии, которая сегодня доминирует на Украине. Они будут продолжать навязывать, будут по-прежнему выкачивать деньги в столицу, травить землю убийственными технологиями добычи сланцевого газа. Они ассоциировались с ЕС. Значит, закроются сотни предприятий, десятки тысяч людей останутся без работы. И выбор такой: или продолжать войну и победить, или сдаться и медленно умереть, сгнить живьем буквально за одно поколение.

И конечно, в сравнении с остальным народом Украины мы были и есть разные. Одинаковый у нас только паспорт. Был. Все остальное разное и по культуре, и по этносу, и по степени развития этноса. Мы, новороссы, больше люди городской культуры. Читать далее ТОЧКИ ОТСЧЕТА.