Пресс-конференция 14 ноября 2014 года

Здравствуйте, рад всех видеть! Скажу все, что хотел сообщить по политической части, а затем отвечу на любые вопросы. Длительное время я отсутствовал, в течение этого периода произошло много событий касательно урегулирования мирного процесса. Официальные лица народных республик неоднократно заявляли о том, что Минский протокол нарушен украинской стороной. Повторяться не буду. Это имеет место. Хочется сказать больше о внутренней ситуации. Особенно на территориях государства Украина, которые мы называем Большой Новороссией. Общественные и политические деятели, которые в результате выборов на Украине не получили представительства во власти, в своем абсолютном большинстве либо вообще не участвовали в выборах, либо отдали свои голоса, но не за силы проевропейские, промайдановские. Можно абсолютно уверенно констатировать, что народ Большой Новороссии не получил своего политического представительства в украинской Верховной Раде. Это очень усугубляет политическую и общественную ситуацию. Следует упомянуть о фактах арестов за комментарий в соцсетях, ношение георгиевской ленточки, гуляющие банды «Правового сектора» избивают простых граждан. Все это привело к тому, что общественные и политические активисты ушли в подполье. И мы признаем их право так сделать. Потому что отстаивать свои права и высказывать свою, отличную от официальной украинской, точку зрения теперь можно, только находясь в глубоком политическом подполье. И только так. И та обширная подпольная сеть, которая сегодня существует в Большой Новороссии, это следствие политики украинского правительства. Пропагандистская машина, нетерпимость к иной точке зрения, отсутствие нормального политического диалога, политического процесса – за все это в ответе украинское правительство. Это его ответственность. И если подполье, находясь в таких жестких условиях политического преследования, проявит готовность пойти на решительные действия, то удивляться этому не нужно. Украинское правительство само этому всесторонне способствует.

Далее я хотел бы остановиться на не менее важном вопросе выбора между мирным процессом и войной. Если рассматривать этот вопрос глобально сквозь призму противостояния двух сил – России и Запада, то Запад заинтересован в войне. Поскольку Запад владеет обанкротившейся системой экономического кредитно-финансового регулирования в мире, которая показала свою непригодность к дальнейшему обслуживанию экономических и политических интересов основных векторов силы в мире. Запад пытается создать территорию управляемого хаоса. В свою очередь, Россия не заинтересована в разжигании войн, конфликтов, будь то «горячих» или «холодных», и поэтому проявляет сдержанность. Мы эту сдержанность уважаем и благодарим Россию за сдержанность, за конструктивность. И будем продолжать поддерживать такую позицию ее политического руководства. Сегодня Россия остается тем великим сдерживающим фактором, препятствующим погружению мира в хаос, и несет ту миссию, которую она должна нести как оплот мировой справедливости. Это мое глубокое убеждение. Что касается дилеммы: мир или война, то я приверженец мирного диалога. Еще до покушения я беседовал с батюшкой – духовником Патриарха Московского и всея Руси. Знаете, он несколько раз произнес фразу: «Нужно остановить кровопролитие… Нужно остановить кровопролитие…», и у него выступили слезы на глазах. Действительно, кровопролитие сегодня – это братоубийственная гражданская война, когда одни русские убивают других русских. По моему убеждению, русские, которые называют себя «украинцы», это тоже русские, попавшие в идеологическую ловушку под названием «Украинский проект», существующую последние 150 лет. И вот в течение этих 150 лет была взращена данная идеология, у нее появились носители. Сегодня русские убивают русских, которые считают себя нерусскими и всех русских считают своими врагами. Конечно, с этим необходимо бороться. Но бороться информационными средствами, налаживать политический диалог. Мирный сценарий, который я предлагал и продолжаю предлагать, состоит в том, что украинская власть должна подготовить законодательную базу для проведения референдумов. Субъектами этих референдумов должны стать регионы Украины. На референдум необходимо вынести вопрос об особом статуте этих регионов: в составе Украины, либо в другой форме. И дать людям высказать свою волю. Пусть эти референдумы будут носить консультационный характер, для того чтобы украинское правительство смогло услышать людей и посмотреть в цифрах на настроения народа Большой Новороссии. Полагаю, что это сдвинет процесс с мертвой точки. И политический диалог в Минске или в другом городе продолжится более конструктивно. К тому же очень большие опасения вызывают высказывания некоторых украинских политологов, которые теперь не говорят о «разделении Украины», а уже заявляют о демонтаже украинской государственности. Это меня лично очень тревожит, и я считаю, что здесь жизненно необходим политический диалог – самый разумный и самый правильный путь. И по нему нужно идти, ему нужно следовать. А саму идею Большой Новороссии считаю для украинского правительства спасительной, для того чтобы проект «Украина» мог существовать и одновременно сосуществовать с проектом «Новороссия.

В соцсетях мне задают большое количество вопросов. Я выделю два основных. Первый связан с выборами, нашим участием в управлении государством. Я подать документы не смог, поэтому не участвовал в выборах. ОПД «Новороссия» был допущен ряд процедурных ошибок, и мы как политическое движение не смогли участвовать в выборах. Но мы вошли в блок «Свободный Донбасс» и сегодня имеем представительство в Верховном Совете ДНР в количестве 19 депутатов. Мы будем конструктивно работать в органах власти. Уверен, что мы будем работать с полной отдачей. Сегодня каждый революционер, который поднимал на борьбу людей, шел на митинги, провозглашал декларации, должен стать реформатором, чтобы уже не на словах декларировать те ценности и цели, за которые борется народ Донбасса, а воплощать их в жизнь в виде процедур, институтов власти, институтов гражданского общества. В этом направлении мы будем работать и сотрудничать со всеми конструктивными силами. Нам часто задают вопрос: будет ли национализация активов Ахметова и других олигархов? Национализация крупных активов, энергогенерирующих и природодобывающих как минимум, является программным пунктом нашей политической силы, и мы будем дальше следовать этому курсу. Но здесь необходимо обращать внимание, что национализация абсолютно отличается от так называемого «отжима». Национализация – это процесс, который должен иметь законодательные основания, которому должны предшествовать политический диалог и экономические расчеты.

Следующий вопрос, который мне часто задают: отношение к Главе Донецкой Республики Александру Владимировичу Захарченко. Мы познакомились 26 или 27 февраля этого года. Отношения у нас товарищеские. При этом хочу подчеркнуть, что когда человек становится высоким должностным лицом, то нужно рассматривать его не с позиции персональных симпатий или антипатий, здесь нужно судить по его делам. Отмечу, хвалить или критиковать конструктивно человека за его действия, а не как конкретную личность. И в этом смысле мы будем там, где имеем общую цель, сотрудничать. В то же время там, где появятся перегибы, будем прямолинейно говорить об этих перегибах.

Павел, Вы вошли в число 19 депутатов Совета?

Нет, у меня не было такой цели.

Кого Вы обвиняете в покушении?

Я никого не обвиняю. Работала следственная группа. В первые дни после происшествия были задержаны люди, которые были к нему причастны. Версия обвинения выдвинута. Это украинская диверсионно-разведывательная группа. Хотя у меня были и другие версии, что это случайность. Мы сейчас в смутное время живем. Давайте скажем честно, есть вопросы, над которыми нужно работать. Я рассматриваю несколько версий. Там только косвенные свидетельства и показания.

Ваша жена продолжает работать в МИДе?

Нет, она не работает в МИДе. Она, кстати, стала депутатом.

Каковы Ваши личные планы как политика?

Я либо войду во власть, если позовут, либо буду свободным политиком. Буду озвучивать, как всегда я это делал, наиболее радикальную точку зрения. Она должна быть в политической повестке, и я надеюсь, что к ней будут прислушиваться.

Какое у Вас образование?

У меня три высших образования. Два из них являются непосредственно профильными касательно политической деятельности. Первое образование у меня базовое историческое, второе – специальность «государственное управление», полученная в Академии при Президенте Украины.

Насколько ОПД «Новороссия» будет готова к весенним выборам в местные советы?

Надеюсь, что мы подготовимся. И будем в этом процессе. На самом деле, это наиболее важные выборы. Ведь мы задекларировали отдать власть на места, и мы будем этому следовать. Насколько мне известно, в Совете нет политических сил, которые декларировали бы централизацию власти. Все говорили о децентрализации. И о том, чтобы отдать власть на места. Потому что на местах власть ближе к людям, доступнее, и до нее легче добраться, прийти и потребовать. Мы будем следовать этому принципу. Это будут более важные выборы, чем те, которые состоялись. Это мое глубокое убеждение.

Не будете ли Вы баллотироваться весной на пост мэра Донецка?

Хорошая идея, я подумаю. Хотя это должность хозяйственная, не политическая. Но я подумаю.

Чем будет заниматься ОПД «Новороссия» между выборами?

Уже начата и еще предстоит большая работа по разворачиванию первичных организаций, то есть всех людей сейчас нужно объединить. Мы задекларировали идею, но сейчас в условиях войны партийного стороительства не получилось. У нас больше интузиазм, порывы, но сейчас должно наступить время организационной работы и создания низовых политических структур как средств влияния на власть, как институтов гражданского общества. Сейчас много детей-сирот, как можно им помочь? Знаю много исорий от очевидйев о том, как пенсионеры в обмороки падают. Дл меня это очень больно. Но дети-сироты – это самая большая боль. Что с этим делать я наверное покажу пример. Мы с супругой одного из детей войны усыновим или удочерим. Я хочу усыновить, а жена хочет удочерить. У нас «политическая» дискуссия на эту тему.

Вы занимались частным бизнесом? Если занимались, то как успешно?

Я предприниматель. У меня было рекламное агентство. Это средний бизнес, с обротом 1-1,5 млн. грн. Тех старых тяжелых гривень. Это уровень дохода 5-7-10 тыс. дол. в сезон. У меня было агенство новогодних праздников, где я для своего удовольствиия три сезона работал Дедом Морозом. Это была моя отдушина. В этот Новый год я тоже буду Дедом Морозом. Я приду к детям войны, я приду в детские дома. Буду поздравлять детей с праздником и дарить им подарки. Я от этого испытываю бльшое удовольствие.

На каком уровне Ваше движение представлено в Луганской народной Республике?

Там есть у нас союзники и некоторые из них прошли в парламент 5-6 человек. Это союзники. А политичсекому объединению должен предшествовать диалог. По мнению аналитиков, Новороссия пошла по пути конфедерализации. Мне честно говоря это не очень нравится. Поотому как Донбасс – это единый регион с одинаковой ментальностью, с одниковыми мировоззрением в умах людей. И хотелось бы, чтобы Большая Новороссия в перспективе делилась бы по этно-территориальному принципу: Донбасс, Слобожанщина, Таврия и т.д. Это будет более прочное основание для будущего государства с учетом мировоззрения людей и с учетом экономических связей, экономической и хозяйственной специализации.

На каком этапе сейчас процесс признания ДНР и ЛНР?

Думаю, что вопрос не ближайшей перспективы. Уже начата и еще предстоит большая работа по созданию банковской системы, налоговой системы, по таможенному регулированию, реформированию пограничных служб, полиции. Убежден, пока у нас не будет порядка, пока не будет эффективной власти, которая удовлетворит минимальные потребности людей в администрировании, ни о каком признании не может быть и речи. Далее это вопрос геополитический. Поэтому здесь я могу высказать только свое мнение, не более того.

Ваш комментарий относительно того, что украинская армия вопреки всем соглашениям продолжает стягивать свои силы к границе?

По всем сводкам украинская армия действительно очень активно продолжает подготовку к агрессии. Я об этом говорил с самого начала, еще когда назвал Минский протокол ничего не значащей бумажкой. У меня предчувствие такое было. Мы ведь знаем общественное мнение в Украине, слышим политическую риторику ведущих украинских политиков, видим продолжающиеся потоки наемников, видим участие частных военных компаний. Мы видим: в Украине началась борьба в махновщиной. Вы наверняка знаете, что некоторые олигархи прекратили финансировать «Правый сектор». По сути, нам сейчас будут противостоять регулярная армия, частные военные компании, то есть наемники.

Нет ли опасения, что к зиме Украина готовит гуманитарную катастрофу на Донбассе? Украинская армия может уничтожить инфраструктуру, лишить Донецк и другие города электричества, тепла, воды.

Она ведь это делает. Каждый пенсионер заработал пенсию. Какого мнения он бы не придерживался, ходил ли он на Референдум, но он эту пенсию заработал. Украинское правительство должно эту пенсию выплатить. Не хотите платить – признайте народные республики. Киев действительно находится в политическом казусе. С одной стороны, они не признают даже особый статус (закон отозвали), а с другой – не платят пенсии. Можно ли это считать признанием республик? Думаю, что это можно считать косвенным политическим признанием того, что территория Украиной не контролируется, и люди, живущие на этой территории, не являются ее гражданами. Это лишь трактовка, но, по моему мнению, очень логичная. С этим поспорить сложно.

В связи с этим нас не сдали этим «перемирием»?

Нужно понимать, что это очень большая игра. Это геополитика. Я уже говорил, что мир – это сценарий России, война – это сценарий американский. Ни о каком предательстве речь не идет, поверьте мне.

Как в Новороссии со свободой слова? Я слышал, что комиссара Моторолы «Червонца» арестовали за то, что он выразил свое мнение, разместив видеоролик в Интернете. Сейчас говорят, что его освободили. Но ведь некоторые ополченцы поддерживали его мнение.

Это мнение очень конфликтное. Я знаю «Червонца», мы общались, стояли плечом к плечу во время первого штурма. На самом деле, нужно быть сдержаннее. В условиях войны критика должна быть конструктивной, конкретной и вежливой.

Как Вы видите механизмы народовластия в Новороссии? Как народ будет осуществлять власть?

Снизу вверх. Мы обязательно разработаем закон о процедуре отзыва депутата, о процедуре оценки депутатской деятельности. Насколько мне известно, среди тех, кто прошел сейчас в Парламент Республики, нет ни одного олигарха. Я думаю, он будет проголосован.

Будет ли какой-нибудь закон, ограничивающий пределы частной собственности?

Я сторонник общей собственности на земли общего назначения. Кроме участков частного пользования, домовладений, придомовых огородных, садовых участков.

В местных выборах тоже только две политические силы будут участвовать?

Не знаю. Это зависит от процесса регистрации. На этих выборах он был сложный, не каждый смог его пройти. Надеюсь, что на местных выборах все смогут соблюсти процедуру регистрации. При выборах в местные советы стоит говорить и о мажоритарной системе. По моему глубокому убеждению, местные советы – это не место для политики. Здесь повестка дня хозяйственная: людям помогать, мусор убирать, тепло давать. Нужно, чтобы в местные советы были избраны порядочные люди.

Какое Ваше отношение к Пургину и Пушилину?

Это политики, которые сделали очень много для Республики, это участники политического процесса. Мы с ними должны иметь политический диалог, как и со всеми политиками. Сотрудничать по общим вопросам и вести дискуссию по спорным. Таковые наверняка будут.

Партиям и общественным движениям, которые участвовали в революции, дадут возможность перерегистрироваться?

На этот вопрос должны отвечать представители власти.

Как Вы видите развитие банковского бизнеса?

Для начала нужен национальный банк и не как расчетно-кассовый центр, куда принимают налоги в виде наличности и потом распределяют, а нужен центральный банковский сервер, серверы коммерческих банков, системы клиент-банкинга для предприятий.

Откуда брать объем наличности?

Здесь два пути: либо занять, либо напечатать, эмитировать. Я сторонник эмиссии новороссийского рубля, эмиссии без привязок к системе «Каренси-борд», к мировым глобальным финансовым структурам.

Чем будет обеспечен этот рубль?

Энергией. Донбасс может обеспечить только энергией. Давайте пофантазируем. Новороссийский рубль будет привязан к киловатту электроэнергии. В киловаттах электроэнергии можно измерить все: и стоимость буханки хлеба, и стоимость единицы тепла, и стоимость единицы воды.

Почему для начала не перейти на российский рубль по примеру Абхазии и Южной Осетии?

—  На это должна быть воля и у партнеров. А Россия сейчас в сложной ситуации. Вы же знаете о спекуляциях с рублем, которые привели к неоптимистичным последствиям. Опять же эти финансовые институты играют с ценой на нефть, обваливают рубль.