Переговоры с хунтой – это фикция

«Нам представляется, что в условиях, когда взрываются орудия, и мирные города обстреливаются артиллерией, наносятся авиаудары — такая ситуация оказывается вполне нормальной для хунты, и характеризует все разговоры о так называемом «перемирии». Для того чтобы начать любые переговоры, должны существовать точки соприкосновения, нечто общее. 15 пунктов Порошенко, всем вам известные, и наши требования: прекращение огня, карательной операции, вывод украинских войск с народных республик Донбасса — эти точки полярные. И мне кажется, без остановки огня с обеих сторон, невозможны ни консультации, ни переговоры. Нам предлагают говорить о единой Украине и о ее децентрализации… Я проанализировал тот вариант Конституции, который господин Порошенко слепил. Понятно, что эта Конституция, в целом, дублирует украинскую Конституцию 1996 года. Однако есть и ряд положений, которые отличают ее от предыдущей. Конституцию Порошенко предлагается принять не парламентом, а на референдуме (изменились и квоты на референдум – меньше надо голосов собрать, чтобы этот референдум объявить). Не изменяя численность Парламента, изменили срок полномочий Парламента. СБУ – раньше назначал президент – будет назначать Парламент. Государственный Комитет информационной политики они хотят в Парламенте назначать… законодательную инициативу… ограничиваются права президента… Подведя итог, заметим, что в новой Конституции замечается децентрализация власти, не- кий крен в сторону парламентаризма, но нет федерализации, нет особого статуса русского языка, который мы требовали закрепить в Конституции. Там нет выборности губернаторов. Там есть исполнительные комитеты, избираемые на местах, вместо администрации. Бюджетная автономия там тоже есть, но формулировка достаточно размытая, и нам видится, что ее невозможно реализовать. И в целом, хочется сказать, что эта Конституция не дает нам никакого посыла сказать: да, так хорошо. А если говорить от сердца, то я бы сказал: когда погибли сотни людей, когда на мирные города обрушиваются тонны железа – фосфорные мины, кассетные бомбы, после того, как мы видим детей с оторванными ногами, после того, как мы слышим рассказы журналистов о том, как они вытаскивают из разрушенных зданий обезглавленные тела пенсионеров… конечно, ни о какой единой Украине мы здесь, на Донбассе, коренные жители Донбасса, даже не думаем, и считаем, что единая Украина невозможна. И поэтому мы готовы и дальше сражаться здесь, в Донецке, обороноспособность которого усиливается каждый день. Сотни ополченцев ежедневно вступают в наши ряды. Да, у нас мало оружия. Да, у нас практически отсутствует или есть в не- большом количестве тяжелое вооружение и бронетехника, но у нас есть идея, у нас есть воля. Наш моральный дух высок, и именно поэтому украинская армия избегает прямого столкновения, а вместо этого поливает города Донбасса артиллерией, «Градами», «Смерчами», гаубицами, минометами, авиа-ударами. По сути, это единственный метод войны, который они могут, потому что армия врага деморализована, особенно регулярные части украинской армии. Воевать никто не желает. В Киеве уже слышны первые выстрелы… Действующая власть в Киеве полностью себя дискредитировала развязыванием войны против своего народа. Они гонят на эту войну регулярные войска срочников, которые не хотят воевать, Мы получаем десятки звонков от срочников украинской армии. Они спрашивают совета – что им делать? Говоря армейской терминологией, «они хотят дезертировать». На самом деле, они просто не хотят воевать против своего народа. А те силы, которые против нас воюют, это в основном: национальная гвардия, которая укомплектована активистами евромайдана, так называемыми, батальонами Коломойского, которые укомплектованы националистами-наемниками, и отряды «Правого сектора», достаточно разрозненные и немногочисленные. Вы, наверняка, знаете, что батальон «Днепр» был уже разгромлен несколько раз, и уже сменил четыре состава. Батальон «Азов» — третий на очереди. В батальон «Айдар» тоже набирают третий состав. Пока у них есть деньги, и пока есть оголтелые бандеровцы-националисты, до тех пор они будут сражаться. Я хотел бы, пользуясь случаем, обратиться к солдатам украинской армии, у которых, возможно, сохранилась совесть… Солдаты! Это не ваша война. Эта война несправедливая. Это и не война вовсе. Это карательная операция, где погибает от ваших рук, в основном, мирное население… Уважаемые солдаты украинской армии, которые еще сохранили честь и достоинство! Отказывайтесь выполнять преступные приказы! Не подчиняйтесь армейскому руководству! Пишите рапорта на увольнения. По совести и чести – это самый правильный поступок».