Олигархи. «Донецкий клан»

«Донецкий клан» угольщиков появился  на Украине еще задолго до образования «незалежной». Практически сразу после Великой Отечественной войны. Его основоположником  считается Александр Засядько – «угольный нарком», любимец Иосифа Сталина. Он добился того, что  все основные средства, выделяемые на угольную промышленность, направлялись на Донбасс. Точно так сформировался и «днепропетровский клан». Туда из Москвы текли средства на развитие металлургического комплекса  Украины.

В средине 60-х «эстафету» у Александра Засядько принял  первый секретарь  Донецкого обкома  КПСС Владимир Дегтярев. В результате его деятельности Донбасс стал доминировать над другими угольными регионами Украины. В нашем регионе были самые высокие зарплаты и пенсии, льготы при вступлении в компартию. Дегтярев  инициировал создание неформального  «донецкого клана» в Москве. Туда входили министры, хозяйственники союзного значения, космонавты и деятели искусств.

Во времена Брежнева «днепропетровских» «крышевал» первый секретарь ЦК КП УССР Владимир Щербицкий.  «Донецкие»  были постоянно готовы к «войне».  Ни Андропов, ни Горбачев не смогли переломить их  внутренней  корпоративной солидарности. «Войну» с Кремлем начал Ефим Звягильский в 1989 году.  Будучи директором самой большой шахты им. Засядько, неформальный лидер «донецкого клана» вывел шахтеров  на первую в УССР забастовку. Причиной была инициатива  Горбачева – «интенсификация» угольной отрасли и перекачка большей части средств на Кузбасс. После этого Ефим Звягильский  пошел в украинский парламент, а затем занял должность  председателя Донецкого горсовета и горисполкома.

При  президенте Кравчуке в 1992 году в бюджет были заложены значительные средства на развитие угольной отрасли, так как он боялся донецкого сепаратизма.  С этого и началось противостояние  Донбасса и Западной Украины. Пошел процесс выдавливания из правительства  первого вице-премьера  Игоря  Юхновского.

 На заре  90-х  на Украине создаются политические партии, которые имеют «донецкую прописку» и в деятельности которых участвует донецкий капитал.  После прихода к власти Кучмы «донецких» стали убирать из власти. Звягильский, правда, возглавил правительство, но ненадолго. Верховная Рада в ноябре 1994 года  дала согласие на привлечение его к уголовной ответственности, а  прокуратура возбудила дело в связи с обвинением в злоупотреблении служебным положением. 15 июня 1994 года Звягильский покинул правительственный пост, после чего в ноябре этого же года бежал за границу, в Израиль.

 В 1995 году новым губернатором Донецкой области стал Владимир Щербань. Именно в это время произошло формирование нового «донецкого клана», в рядах которого и  оказался Ринат Ахметов. По данным журнала  «Forbs», его состояние  на сентябрь  2014 года составляет 11,2 млрд. долларов (с 2013 года сократилось на 4,2 млрд.). Ринат Ахметов является самым богатым украинским бизнесменом.

Впервые его фамилия появилась, после того, как он сменил на посту президента футбольного клуба «Шахтер» Ахатя  Брагина (которого считают основателем крупнейшей в Донбассе криминальной группировки, известен как «Алик Грек»), погибшего в результате взрыва на стадионе «Шахтер» в  Донецке 15 октября 1995года. Благодаря покойному дяде Ахметов сумел захватить лидирующие позиции в официальном  и  криминальном  бизнесе. По сути, стал «крестным отцом» Донецкого кряжа после смерти своего родственника. Имея подвластных брагинских  управленцев  криминального бизнеса, Ахметову удалось сохранить влияние в высших кругах страны. А это дало ему возможность  легализоваться  во всех промышленных отраслях  Донбасса, а также за бесценок  приватизировать предприятия.  В результате чего был нанесен  колоссальный  ущерб экономике  Украины. Ему стали принадлежать   металлургия, угольно-шахтная промышленность, энергетика, машиностроение, коксохимическое производство.

На сегодняшний день к структурам Ахметова относятся следующие предприятия угольно-шахтной промышленности:   ГКХ «Краснодонуголь», ГКХ «Добропольуголь», Шахта « Комсомолец Донбасса», шахты «Южнодонбасская №1», «Южнодонбасская №3», ГКХ «Макеевуголь», «Красноармейскуголь», ЦОФ «Октябрьская», «Донецкий коксохимический завод им. Кирова», «Авдеевский коксохимический завод», ОАО «Горловский коксохимический завод», «Краснолучский машиностроительный завод», ОАО «Донецкий энергозавод», ОАО «Дружковский машиностроительный завод», «Енакиевский металлургический», металлургический комбинат «Азовсталь». Все эти предприятия находятся на Донбассе.

Для чего нужно было скупать все эти предприятия, если донецкий регион считается дотационным? Ясно, не для того, чтобы  потратить свои деньги и оказаться в убытках.

К примеру, добыча 1 тонны угля стоит 500 грн., а для проверяющих органов на бумаге выдается стоимость 1500 грн. При продажной стоимости  1 тонны угля  1000 грн.  Для того, чтобы покрыть убытки добычи угля, требуется дотация в размере 500 грн. Фактически получается: добыли за 500 грн., продали за 1000 грн., от государства получили еще 500 грн. дотаций. В итоге заработали 200%. Эти 200% идут на откаты налоговым органам, прокуратуре и милиции.

Еще один  из примеров, куда уходят  государственные деньги из угольной промышленности.  У нас в Донецке существует Донецкая Областная  Дирекция, занимающаяся ликвидацией шахт и  их утилизацией. Для проведения этих мероприятий требуются колоссальные денежные средства от государства, поэтому проводятся тендерные торги.

Допустим, нужно разработать  террикон. Для этого небходимо найти предприятие- подрядчик,  которое владеет бульдозером, экскаватором и грузовым автотранспортом для вывоза породы. Прежде чем объявить тендер, заказчик мониторит  стоимость предстоящих работ посредствам опроса подрядчиков. Предположим, имеется два потенциальных исполнителя.  Первый – Ахметов, второй – Иванов. Ахметов выполнит работы за 20 грн., а Иванов – за 5 грн. Наш «честный» Ахметов, имея влияние во всех структурах власти, доказывает, что данная работа будет качественнее выполнена за 20 грн., из которых 4 грн. получит лично заказчик и столько же – Киевское казначейство, которое выделило денежные средства из бюджета. В итоге: потрачено на выполнение тендера 5 грн., отдано чиновникам 8 грн., заработано 7 грн. На самом деле, сделки  миллионные.– Все довольны, а  государство в убытке. Это игрушечная схема, и таким монстрам, как Ахметов, уже давно не интересна.

Не секрет, что коксующиеся угли являются практически самым ценным топливным ресурсом в мире, по сути, черным золотом. Владея природными ресурсами,  которые  принадлежат  государству, один человек становится королем мира. Имея такой ресурс, можно быть мягким и  пушистым,  можно заниматься благотворительностью, строить стадионы, гостиницы и что угодно.

Еще один источник дохода, который не попадает в государственную казну, – «копанки».  Для тех, кто не знает, – это нелегальная добыча угля на заброшенных шахтах, а также вновь вырытые ямы на угольных полях. Этим бизнесом не брезгуют власть имущие и чиновники, от Ахметова до участкового инспектора РОВД. Каждый старается иметь либо контролировать данный вид добычи.

 Затраты на добычу тонны «копаного» рабским трудом нелегальных работников угля могут составлять 50-100 грн. Этот уголь шахта продает как свой. Затраты шахты на добычу тонны − 1200 грн., продажная стоимость – примерно 750 грн. Остальные 450 грн. шахте покрывает государство. Итак, завышая себестоимость, на каждой тонне угля из нелегальных «копанок» народную казну обворовывают на 300-400 грн.  Объем теневого угольного рынка составляет  около 5 млн. тонн в год. Так из госбюджета только по этой схеме «вымывают» миллиарды гривень! Это около 200 млн. долларов в год. Притом добытый кустарями в «копанках» уголь не качественный, он плохо горит, имеет низкую теплопроводность.

Государство Украина не способно найти и наказать виновных во всех этих махинациях. Хотя найти и наказать – не самое важное. Главное, что это – издевательство над природой и над регионом, полностью находящимся во власти государства. А государство – это система, чиновники, силовые структуры. И все это безобразие принадлежит им или «крышуется» ими. Вот это, на самом деле, является основной проблемой. Государство против нас. Надеяться на его помощь и действия в рамках  закона, как минимум, наивно.

Сегодня перемалывая сотни и тысячи жизней на Донбассе, государство явно бьется не за  «убыточные регионы». Это власть имущие бьются за свои доходы, при этом не жалея на войну миллионы долларов.