Мой интерактив на ГлавРадиоОнлайн от 8 октября 2015

Мой интерактив (с 1:31 по 1:47) на ГлавРадио Онлайн. Обсудили перенос выборов в ЛДНР и ряд других вопросов.  В студии ведущий программы Анатолий Кузичев и его соведущие Михаил Леонтьев и Михаил Юрьев.

Анатолий Кузичев — Павел нам прислал книгу «Факел Новоросси» недавно написанную  и только вышедшую. Я Михаила Владимировича  и  Михаила Зиновьевича оповестил, что книги уже прибыли и будут им вручены.

У нас сейчас одна интрига в политологической трактовке — выборы,  их  дата, компромисс и сам факт переговоров  с Киевом, потому что Порошенко вернувшись из Парижа  начал говорить совершенно противоположные вещи.  Это конечно предсказуемо. Какова позиция ДНР  по дате выборов и наличие контактов с Киевом, есть ли с ними общение, согласование?

Павел Губарев  —  Позиции ЛДНР озвучили, выборы состоятся в феврале.

Михаил Юрьев — Поясните нам, в чем реальная разница? Что лучше для вас, почему это так важно?

П.Г. — Я думаю, что сроки выборов совершенно не важны. Куда важнее  это общественное мнение и способность того кто победит на этих выборах. Когда бы они ни происходили, победят на этих выборах  пророссийские силы Донбасса. Поэтому я не считаю, вопрос времени и даты проведения выборов таким уж принципиальным.

М.Ю. — Скажите Павел, правильно ли мы понимаем, Порошенко пишет: выборы обязательно должны пройти по украинскому законодательству; а другие говорят: да, но тогда надо будет допускать украинские партии, такие как «Правый сектор» и т.д.  У меня такое ощущение, что даже если они формально будут участвовать, они наберут 0,0% голосов в ДНР, какая разница будут они  или не будут зарегистрированы в качестве участников. Или у проукраинских сил есть шансы  набрать голоса?  Поясните нам.

П.Г. — Нет, никаких проукраинских настроений в Донбассе нет. Даже среди тех людей, которые возвращаются из Украины к нам в Донбасс. Они не являются носителями проукраинской идеологии, которая состоит в том, что мы украинцы великий народ с тысячелетней историей, наш дом — Европа и мы воюем с клятыми москалями, чтобы вернуться домой в Европу  к нашим братьям чехам, пшекам и остальным.

А.К. — Это очень тонкий момент, есть же Минские договоренности, там написано, что выборы должны происходить по украинским законам, но по согласованию с представителями самопровозглашенных республик. Что сказал Порошенко, вернувшись из Парижа: мы не собираемся договариваться с представителями республик, в Париже он говорил противоположное.

П.Г. — Они будут играть и пытаться через юридические моменты не допустить к выборам лидеров общественного мнения Донбасса. На Украине есть так называемый пьяный министр внутренних дел Юрий Луценко, так вот он заявил, что мы не допустим Захарченко и остальных вожаков террористов к выборам, а сделают они это с помощью закона, где заблокируют право баллотироваться  людям, которые обвиняются по тем или иным статьям.

М.Ю. — Да, но ведь ДНР не согласует такой закон?

П.Г. — Нет, конечно, и в этом сила нашей позиции. В Минских соглашениях в  протоколе из тринадцати пунктов написано, что должно быть согласование с представителями ЛНР и ДНР. Наша задача — выиграть эти выборы.

Михаил Леонтьев — Там есть презумпция амнистии, т.е. никаких выборов не может состояться по украинским законам, пока этому не предшествует амнистия.

М.Ю. — Миша, Павел прав. Хорошо, проведут они амнистию, но есть же масса нюансов к чему можно придраться.

А.К.  — Что касается амнистии, украинцы говорят, что у них уже есть закон  об амнистии. И они не понимают, почему ЛДНР не принимают его. Это конечно обман. Потому как амнистия подразумевается  полная и безоговорочная для всех участников боевых действий на территории  ДНР и ЛНР. Я правильно понимаю?

П.Г. — Да. Они пытаются сейчас исключить некоторые статьи. Например: тот, кто обвиняется по сепаратизму (антигосударственная деятельность) амнистируем, а тот, кто по созданию террористической организации — не амнистируем. Но извините мы тут все террористы для них и у нас весь пакет статей, т.е. в уголовном кодексе нет статьи, под которую  нельзя подвести лидеров общественного мнения народных республик Донбасса.

А.К. — А какие тогда у вас есть основания для оптимизма, относительно возможности проведения выборов в феврале?

П.Г. — Мой личный оптимизм он связан с тем, что мы готовы  выиграть выборы в октябре, ноябре, декабре, т.е. в любом месяце любого года. Поэтому для нас вопрос даты выборов не является принципиальным. Хотя это конечно несколько унизительно извне принимать решения  о переносе даты выборов и народ ропщет, расстраивается, есть упаднические настроения. Пользуясь, случаем хочу сказать народу Донбасса — нас не слили, просто мы сегодня называем это:  «Новороссия. Отложенная победа». Русская регента будет продолжаться. Владимир Путин недавно перед Генеральной Ассамблеей повторил свой тезис о разделённой русской нации — это нас очень вдохновляет, поэтому общерусское цивилизационное пространство будет расширяться и мы один из векторов этого расширения и, в конце концов, мы придём к третьей империи, руководить которой будет сословие опричников.

М.Ю. — Я хочу сказать на эту тему: мне кажется две вещи, во-первых: после того что произошло в Сирии все разговоры про слив надо прекратить. Если мы не сливаем сирийцев, которые являются нашими союзниками, но не этнически ни религиозно мы с ними не связаны. То своих, русских мы точно не бросим. Во-вторых: сейчас становится понятным, что сирийская и новороссийская темы крайне связаны. Я не знаю как, но связь четко видна.

П.Г. — Я согласен. У нас здесь намного больше фактов того что никакого слива нет — это первое. Второй аргумент — если бы хотели слить сделали бы это давно, поэтому пора уже успокоиться  и прекратить истерики. Как сказала Николай Стариков: «Не мешайте шахматисту играть».

М.Л. — Мне кажется, что это досадная ошибка, хотя и очень понятная с человеческой точки зрения. Взгляд со стороны многих людей в Донбассе —  их очень напрягает и разочаровывает  сирийская история. Это не правда, эта история их должна вдохновлять и не наоборот. Потому что если мы себя воспринимаем как солдат единой империи, то это общий тактический рисунок имперской политики, который не свидетельствует о сдаче, а говорит о сложной многофакторной игре, в которой мы в чрезвычайно сложных условиях  каким-то образом постоянно выигрываем.

А.К. — Относительно одобрения сената США поставок оружия Киеву, каким-то образом это отражается на настроении ЛНР и ДНР?

П.Г. —  Мы знали давно, что это произойдет. Поэтому ничего удивительного для нас нет, США тоже играет и это достойный противник. Мы видели наемников, американские частные военные компании  и в аэропорту Донецка и в других местах. Удивления нет, есть настороженность, но мы к этому психологически готовы.

М.Ю. — Павел, а хорошо воевали эти американские частные военные компании?

П.Г. — Нет, отвратительно. Они хороши только при защите объекта, умеют окапываться, строить оборонительные сооружения и насмерть там сидеть, они никогда не нападают.  Если говорить о Донецком аэропорте, накануне нашего наступления произвели ротацию,  вывели оттуда все ЧВК и ввели украинскую аэромобильную бригаду. Есть история, когда  зачищали аэропорт, наши ребята кричали противнику: «Укропы, сдавайтесь», а они в ответ кричали «Пошли на хрен, русские не сдаются». Так вот, это один из показателей того что мы один народ который столкнули лбами.

А.К. — Павел, режим тишины соблюдается?

П.Г. — В целом соблюдается. Правда на днях в центре Донецка сбивали беспилотник ПТУРом, это было очень громко, задрожали стекла даже в отдаленных районах города.