Историческое единство Русской земли: свидетельство XII века

Иллюстрация к Слову о полку Игореве, В.А. Фаворский, акварель, 1938 г.

В объятиях мифа

Любимым занятием рукопожатных западников всех времен и народов является сочинение и распространение злобных мифов о русской истории. Причем лживость и ангажированность бородатого сюжета может быть многократно «доказана» ранее, что не помешает бережно отряхнуть с него пыль, слегка осовременить и найти тысячу и один способ внедрить в массовое сознание.

Самое удивительное, что явные, примитивные и даже абсурдные продукты информационной войны находят в наивной обывательской среде горячих поклонников. Не зная толком родной истории, такие люди выказывают услужливую готовность беззаветно верить басням чужеземных «благодетелей».

К примеру, в кругах украинских и белорусских националистов очень распространен миф о том, что русские – это и не русские вовсе, и даже не славяне, а гремучая смесь угро-финнов с татарами, под прозвищем «москали» (давняя польская выдумка). Причем такие взгляды разделяют не только звероподобные радикалы, но и, вполне интеллигентные украинофилы. Правда интеллигентность последних резко улетучится, когда вы подвергнете малейшему сомнению крепко засевшие в их головах «догмы».
Да что там говорить о простых людях, когда целая «украинская историческая школа», по странному стечению обстоятельств основанная на территории Австро-Венгерской монархии М. Грушевским (ну любили австрияки бескорыстно поддерживать украинскую науку!) называет Киевскую Русь – государством украинского народа и отказывает кому-либо еще (в первую очередь – «клятым москалям») в праве на историческую преемственность. И это притом, что между Древней Русью и казачьим автономным полугосударственным образованием – Гетманщиной, незаполненная ничем кроме иноземного господства временная пропасть в несколько веков и громадные внутренние отличия, красноречиво свидетельствующие об отсутствии последовательной передачи политической традиции. А былины киевского цикла, самое, что ни на есть наследие Киевской Руси, словно в насмешку над фальсификаторами сохранились исключительно на великорусском севере.

О разных аспектах вредоносных мифологем (когда и почему они возникли, как видоизменялись и т.д.) можно говорить долго. И, наверное, мы к ним еще не раз вернемся, но сейчас, не вдаваясь в подробности, подчеркнем главное – они нацелены на уничтожение русского исторического единства и разделение русского народа на слабые и враждебные друг другу части. Все в соответствии с древней стратегией «Разделяй и властвуй». И внедрение схожих дезинтеграционных технологий в настоящее время уже можно проследить в казачьих областях России и Сибири.

Слово предоставляется свидетелю

Остановимся на упомянутом мифе об «угро-финстве» русских и непричастности их к судьбе Древней Руси, который имеет польские корни и длительную историю бытования у прозападных националистов Украины и Белоруссии.

Что можно ему противопоставить?
В первую очередь – здравый смысл и правду, содержащуюся в живом свидетельстве современника, которое дошло до нас в источнике конца XII века. Речь идет об уникальном памятнике древнерусской литературы – «Слове о полку Игореве».
Начнем с того, что главным героем этого эпоса является Русская земля, образ которой пронизывает все произведение. Земля является основой существования русского народа и поэтому ее интересы ставятся в «Слове» на первый план. Сам же образ Русской земли строится на принципе единства. Автор говорит с нами от имени единой Русской земли, причем это единство многозначно, оно имеет религиозно-мифологическое, историческое, политическое, пространственное и природное значение.
Термины «Русь» и «Русская земля» обозначали всю совокупность русских земель, свидетельствуя о сложении одного народа на огромных пространствах от Ладоги до «Русского моря» и от Карпат до Дона. Русская земля отличалась от иных земель, как в этническом, так и в государственном отношении. Несмотря на феодальную раздробленность, царившую на Руси в XII веке, и проявлявшуюся в существовании десятков разнокалиберных княжеств, русское единство ясно осознается автором «Слова» и находит отражение в том, что вся Русская земля противопоставляется обособленным вотчинам враждовавших князей.
«Что вы нам про Русскую землю и Русь рассказываете, москали – не русские, поэтому к ним все это не имеет никакого отношения!», — предвидим мы гневное возражение типичного «свидомого» украинца вкупе с «свядомым» белорусом (если конечно они дойдут до этого места, не лопнув от негодования из-за обилия в тексте слова «русский»).
Что ж, обратимся к повествованию об Игоревом походе. Не подозревая извечной чуждости русичей Юго-Западной и Западной Руси, народу Северо-Восточной Руси, живший более восьмисот лет назад, приближенный к столу Киевского князя сказитель свое первое обращение со звучащим рефреном призывом постоять «за землю Русскую, за раны Игоревы» адресует князю Владимиро-Суздальскому: «Великий князь Всеволод! Неужели и мысленно тебе не прилететь издалека отчий златой стол поблюсти?».
Ничего себе, первое из череды обращений к русским князьям направлено князю северо-восточных земель, т.е. правителю тех самых «москалей-угро-финов», которые якобы и не русские, и имени такого знать не знали, ведать не ведали, аж до Петра I. Позже по тексту последуют аналогичные обращения к Владимиро-Волынскому, Галицкому и Полоцкому князьям, но первое-то было к князю Владимиро-Суздальскому. Со «свидомитской» точки зрения очень неполиткорректно получается. Ведь рушится, погребая под обломками идеологическую основу украинско-белорусской или проще антирусской «национальной сознательности», вся стройная концепция о недавно вылезших на историческую арену из московитских лесов и болот коварных угро-финнах, отобравших у несчастных украинцев и белорусов их древнее родовое имя.
Но автора «Слова» можно понять, прекрасно зная реалии своего времени, он обращается, не к порожденному воспаленной фантазией правителю «орков-москалей», а к великому князю Всеволоду, который был сыном Юрия Долгорукого и внуком Владимира Мономаха. В 80-х годах XII века Владимиро-Суздальский князь являлся одним из самых могучих русских князей.
Оказывается, что на северо-востоке жили такие же русские люди, как и повсюду на Руси. Но что еще хуже для «свидомых» в любом городе Русской земли, будь то Киев или Полоцк, Владимир-на-Клязьме или Галич, Суздаль или Гродно, Владимир-Волынский или Смоленск – был одинаково понятен призыв к единству, прозвучавший в «Слове о полку Игореве». То есть в XII веке не существовало и намека на отдельные украинские или белорусские земли, не было великорусской, малорусской и белорусской идентичности, но был один русский народ.

Помнить все!

И это нужно хорошо запомнить. И вспоминать всякий раз, когда вам пытаются «впарить» протухшие польские или любые другие западнические русофобские байки на тему нашей истории.
Вообще «Слово» крайне неудобный источник для украинских и белорусских националистов. Мало того, что все герои русские, что вся поэма пронизана общерусским патриотизмом, и призыв к единству звучит на каждой странице. Так еще и язык произведения больше похож на современный литературный русский язык, нежели на подвергшиеся полонизации малорусское и белорусское наречия.
Так почему же мы, потомки тех русичей и наследники Древнерусского государства укорачиваем свою память в угоду нашим геополитическим недругам?
Зачем нам с пеной у рта и сегодня дробиться на «удельные княжества», делая упор на региональных особенностях, возникших за то время, что мы далеко не по своей воле провели порознь?
В эпоху глобализации не выжить по принципу «моя хата с краю». Еще до нашествия монголов русский певец-патриот показал всю порочность раздробленности и освящающих ее идеологических установок: «Уже ведь, братья, невеселое время настало… Борьба князей против поганых прекратилась, ибо сказал брат брату: «Это мое, и то мое же». И стали князья про малое «это великое» говорить и сами на себя крамолу ковать. А поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую».
Неужели мы, зная о том, что отсутствие единства всякий раз приводило лишь к поражениям и катастрофам (битва на Калке, Батыево нашествие, 600-летнее порабощение Западной и Юго-Западной Руси) до сих пор не можем сделать правильных выводов?
Только единое русское государство, включающее все исторические русские земли способно возродить наш разделенный народ, защитить его от экспансии чужеродной культуры и ценностей, а также сказать свое новое жизнеутверждающее слово остальному миру. Снова пришло время — постоять за землю Русскую.

Так будем же работать на возрождение русского единства, внося свой посильный вклад в это большое дело. Пусть такая работа станет почетной обязанностью каждого жителя России, Украины и Белоруссии.

Примечание: цитаты из «Слова о полку Игореве» приводятся по прозаическому переводу Д. Лихачева

Автор: Мирослав Руденко