Гражданская война в Украине. Мифы и реальность

Достаточно редкое явления в современной Украине, когда литературное произведение, не успев как следует выйти в свет, уже вызывает серьезную полемику. Яркий пример — новый роман Глеба Боброва «Эпоха мертворожденных». Тема более чем провокативна – предельно реалистичная картина грядущей гражданской войны. Что писатель хотел сказать своим романом, что это — предостережение или предчувствие — мы решили напрямую спросить у автора.
— Чем является роман Эпоха мертворожденных: предостережением, предвидением, ощущением неминуемого? Что — это?
— Как минимум, иллюстрация. Обществу необходимо знать, чем придется платить за те или иные телодвижения. Проблема в том, что, показывая народу морковку, поднимая массы на те или иные подвиги во имя будущего, обычно не принято говорит о цене.Кормчие традиционно опускают некоторые нюансы, а именно: «чем» и «как» придется расплачиваться гражданам за грядущие свершения. Представьте себе, что народ Российской империи осознал бы масштаб грядущих катаклизмов до 1917 года — кто бы слушал картавых трибунов? Да их линчевали бы на месте! Но возникает техническая проблема: а как рассказать? Как донести в сегодняшнем мире переполненном информацией, ложью, безраздельной властью массмедиа и политтехнологий? Я художник, писатель, для меня такое решение – единственно возможно.
—Тем не менее, эпиграфом к роману служат слова известного афганского писателя Павла Андреева: «Протезы придуманы для того, что бы вы, двуногие — могли смотреть нам в глаза». Звучит как откровенное предостережение…
— Андреев выражается очень емко, не даром он – первый номер афганской прозы. Здесь его мысль, несмотря на метафоричность – прямое указание к действию. Мое дело художника сделано – я смоделировал крайний сценарий. Дело за обществом – осознать и не допустить.
— И насколько реален такой сценарий?
— Смотря что вкладывать в слово «реален». Если начнется война, то она будет выглядеть именно так – безжалостно, жестко и жестоко. Не в смысле, стратеги и тактики расчленения Украины и образования описанных политических альянсов, а в смысле людских страданий, крови и тотального ужаса. Любая война, а в особенности братоубийственная, гражданская, это, в первую очередь, моментальное и массовое обрушение морали. Системный, многоуровневый культурный и гуманитарный шок по всем векторам. Уровень и качество современных боевых действий не оставляют человеку выбора – отсидеться не получится.
— Определяющим здесь будет ваше «если». Возможно ли это «если»? Расхожее мнение, что украинцы миролюбивый народ, склонный к индивидуализму и не готовый попусту лить кровь за какие-то эфемерные интересы.
— Об этом я и говорю! Никто и никогда в здравом уме не желает своей собственной стране погрязнуть в кошмаре взаимного самоистребления. Да вот только есть одно «НО». А кто и когда вообще – спрашивает народ, чего он хочет? Кто мог предвидеть Майдан? Да расскажи кому о сценарии оранжевой революции в начале 2004 – на смех бы подняли! И что? Ведь согласитесь – достаточно было одной автоматной очереди, что бы история Майдана превратилась бы в начало невиданной бойни в центре Европы! Так возможен или нет?! Я вам отвечу: если будет стоять задача столкнуть народ лбами, то самую стабильную ситуацию раскачают за пару месяцев, а там – одна спичка и началось: достаточно пролиться первой крови.
— Хорошо. Вы смоделировали и показали, надо признать – очень ощутимо и зримо, что может быть. При этом вы отдаете себе отчет, что многие мысли и слова героев бьют похлеще пули? Мне кажется, многие читатели будут  задеты, да что там — прямо оскорблены некоторыми воззрениями и высказываниями ваших положительных, кстати(!), героев?
— Да, понимаю. Роман не политкорректен по определению, что поделаешь. С другой стороны, больные темы надо поднимать в обществе, а не загонять болезнь в хронические скрытые формы. Кроме того, следует учесть, что если подобный сценарий воплотиться в реале, то в головах будут бродить еще и не такие мысли. Вспомните знаменитое эренбурговское «Убей немца»! Так что я по теме национальной ненависти достаточно корректно прошелся. И потом, все же лучше пусть остро, но полемизировать, чем хладнокровно друг в друга стрелять.
— Как известно у вас есть реальный жизненный опыт участия в боевых действиях. Можно краткий экскурс?
— Два с половиной года в Афганистане. 860 отдельный мотострелковый полк, дислоцированный под городом Файзабад. Медаль «За Отвагу» и жменя юбилейного железа от четырех государств. Ныне моя творческая деятельность также посвящена этой тематике. Кроме того, я активный участник проекта www.artofwar.ru – сайта посвященного творчеству ветеранов локальных войн. Лично знаком с многими ветеранами и действующими военными – участниками всех без исключения войн на постсоветском пространстве, а также в бывшей Югославии и других военных конфликтов от Индокитая до Африки. Было откуда черпать фактаж.
— Вернемся к роману. Вы можете указать болевые точки, через которые раскачивается по вашим словам общество?
— Основная проблема – раскол страны. Каждая региональная группа имеет свое видение прошлого и будущего нашей страны. Классическая ситуация по Крылову: лебедь, рак и щука. Любое воздействие на болевую точку с одной стороны, тут же вызывает острую ответную реакцию с другой. Для западной Украины Роман Шухевич – национальный герой. Для восточной – фашистский прихвостень. Президент сделал реверанс в одну сторону и всколыхнул негодования с другой. То, что у нас нет массовых акций протеста пусть никого не обманывает. Мы – запомнили, будьте уверены. Это что – сшивание или углубление раскола? Наш местный, вернее региональный политбомонд тоже, вместо того, что бы хоть что-то вменяемое сделать для народа, только популистские пузыри толстыми губами пускает, вроде приснопамятного съезда в Северодонецке, да раз за разом поводы дает к обвинениям в сепаратизме. Кому это надо? Понятно — кому! Им же, этой так званной политэлите и надо, а не народу! Они, под шумок, грязные делишки свои обделывают. Одни, те что повыше, играются на консолидацию своего электората, другие, что пониже, в мутной воде дерибанят еще неукраденные остатки. Все при деле, только народ – мимо кассы! А страна тем временем – трещит по швам…
— Что, по-вашему, должна делать центральная власть, что бы не допустить дальнейшей эскалации указанных противоречий у нас, на востоке Украины?
— Для начала, необходимо действовать так, что бы юго-восток не чувствовали себя в состоянии оккупации. Есть всего несколько условий, которые нужно соблюсти. По порядку и кратко. Первое: предоставить равные права обоим языковым группам, так, как это было сделано в Союзе. Можно сколько угодно говорить о поддержке украинского языка и прочая, но если половина народа страны говорит на русском, с этим, рано или поздно, придется считаться. Второе: отказаться от откровенной антироссийской риторики. Помимо русскоговорящего населения, у нас миллионы этнических русских и многие из них связаны с Россией кровными узами. Третье, быть крайне аккуратными и бережными в вопросах истории. То, что одни называют «вводом в оборот новых исторических фактов», другие воспринимают, как откровенное и наглое переписывание. Есть и другие вопросы, но это – самые болезненные. Не учитывать их, с истинно национальной «упэртостью» гнуть свою линию, не обращая внимание на мысли и чаянья половины собственного населения означает готовить почву под реализацию описанного мною сценария. Пока такого понимания власть не демонстрирует. Отсюда и отсутствие веры в светлое будущее.
— Так будет война?
— Скажу так – она возможна.

Беседовал Сергей Бунтовский,
Опубликовано в газете Город 07.12.07